На сервере  
Экстремальный портал VVV.RU
с 29.03.2002
Рейтинг@Mail.ru
с 10.01.2002
 

(с) В.В.Пересветов
СЛОВО О ПИФе


Предисловие редактора

Ниже предлагаем заметку одного (бывшего) восьмиклассника, которого Игорь Фёдорович водил в поход на городской туристский слёт в 1978 году и о том, как они там поссорились. И больше – никогда не встречались в жизни после этого. Мы специально просили его написать о той истории, потому что Игорь Фёдорович был живым человеком, со своими чертами характера, отношением к жизни и к людям. И взгляд «с другой стороны» для понимания его как Человека, мы полагаем, – очень важен. Автор этой статьи теперь очень известный журналист, профессор, уважаемый человек. И та история, мы надеемся, тоже сыграла важную роль в его жизни.

СЛОВО О ПИФе

Честно говоря, даже не знаю, имею ли я право хоть что-то писать о человеке, которого многие считают своим учителем. Наверное, нет. И вместе с тем, не могу не откликнуться на просьбу моего одноклассника Димы Шахновича [1], который умеет бережно хранить память о людях, встретившихся на нашем пути, и собирает о них свидетельства самого разного толка.

Игорь Фёдорович Попов как раз один из тех, кто встретился и, с кем я был в пути целую неделю, но в более приземлённом смысле. Я был в самом первом в своей жизни походе. Игорь Фёдорович к тому времени исходил тысячи километров дорог и, в основном, с подростками. А ходить в походы с подростками, да ещё с теми, у которых трудный характер – дело непростое.

По понятным причинам тот поход я помню уже достаточно смутно. Шли несколько дней из Хотьково в НудольШарино на туристский слёт. Кому-то было интересно проверить свои силы и потом с гордостью носить на лацкане пиджака значок «Турист СССР», кому-то просто хотелось оторваться от дома и от родителей, и не важно, что для такого «отрыва» придётся несколько дней нести на себе тяжеленный рюкзак, топать по 20 километров в день под жарким солнцем или под дождём, есть простую и однообразную еду, от которой дома наверняка бы воротил нос, и подчиняться человеку, прозванному ПИФом по простому совпадению инициалов его фамилии, имени и отчества с прозвищем смешного медвежонка [2] – любимого героя французской детворы. Этот почти культовый персонаж был знаком нам по выпускам одноименного журнала. Да и как нам было не знать о существовании Пифа – мы же учились в одной из лучших французских школ, и всё французское нам было хорошо знакомо.

Инструктор ПИФ явил себя загорелым коренастым человеком небольшого роста в шортах, клетчатой рубахе с коротким рукавом и туристских ботинках. Именно так он предстал перед нами в холле школы, рассказывая о предстоящем походе и о тех трудностях, с которыми мы можем столкнуться. Говорил он уверенно, чувствовалось, что он не из тех, кто готов к компромиссам, а привык диктовать свою волю. Единственная «лазейка» – после всего сказанного – право передумать и остаться дома. Пионервожатая Таня [3] (а мы все тогда ещё были пионерами), присутствовавшая во время инструктажа, и ходившая в тот поход вместе с нами, лучилась счастьем, предвкушая некое приключение и получая удовольствие от соседства с крепким, уверенным в себе мужчиной.

Такими были первые впечатления. Такими они остались и во время похода, в котором, к большому сожалению, я с ПИФом поссорился и, по-моему, даже не помирился. Ссора возникла из-за того, что ПИФу не понравилась еда, которую приготовил я в своё дежурство. Не то чтобы «супписьмо» [4] с комарами был неудобоваримым, может быть, он просто пришёлся не под настроение. Но слова «Кто приготовил это дерьмо?» меня явно обидели. Равно как и последующее распоряжение заступить на кухню по новой. Тут я наотрез отказался. «Тогда и жрать не будешь», – заключил ПИФ, с чем я согласился и объявил голодовку.

То, что мы друг другу не нравимся, я понял сразу. В первый день я пошутил над предложением ПИФа не болтаться по лесу просто так, и тот, кто идёт по малой нужде, собирает мало дров, а кто по большой, соответственно – много. «Тогда всем будет ясно, кто по какой ходил», – съязвил я. Кстати, в походе были и девочки. ПИФу шутка не понравилась. Так началось наше противостояние. Он понял, что его «аргументы» не всегда однозначны. А с противовесом кто – сопляки, да и только, которых ещё учить да учить. Но тут, что называется, нашла коса на камень.

Я отказывался есть, и через какоето время ПИФ пошёл на попятную, сначала потихоньку предлагая присоединиться к общей трапезе, потом чуть ли не умоляя меня принимать пищу. Уговоры не помогали. «Говно ты собачье!» – в сердцах воскликнул ПИФ, когда я в очередной раз проигнорировал его просьбу, но продолжал вместе со всеми месить километры дорог. Конечно, друзья подкидывали мне еду, которой было мало, и которую я ел украдкой, уходя в лес. Но я не сдался и до Нудоль-Шарино дошёл на своих двоих, сдержав собственное слово.

Сейчас я думаю, что всё это было, мягко говоря, не здорово, ни для меня, ни для ПИФа. А что было делать: встретились два сильных характера. Сейчас бы замечание о приготовленной пище я воспринял бы совершенно по-другому. И если бы ПИФ был жив, мы наверняка, посмеялись бы над этим эпизодом, сидя за рюмкой водки, и попросив друг у друга прощения. Светлая память!

Примечания:

[1] Дима Шахнович – он же Вадим Игоревич Шахнович.

[2] Автор «Слова о ПИФе», вероятно забыл, что «любимый герой французской детворы» – Пиф, был не медвежонком, а собакой. Кстати, его имя пишется маленькими буквами (Pif), в отличие от походного прозвища Игоря Фёдоровича Попова.

[3] Школьной пионерской вожатой была Ирина Алексеевна Прозорова. Кроме того, значительная часть группы уже более года была членами ВЛКСМ, а не пионерами.

[4] «Суп-письмо» – так автор называет концентрат супа, расфасованный в пакетики, который в те годы массово продавался в специализированных магазинах.

Послесловие

От В.И. Шахновича редакция получила приписку, которая показалась нам интересной. Автор этих «Слов о ПИФе» дополнительно сообщает сам о себе и об этих воспоминаниях: «Я писал это с добрыми чувствами и уважением к его памяти. Последнее время мне приятно быть просто Вадимом Пересветовым – нормальным парнем, которому слегка за 50. Но если это интересует издателей, то Вадим Пересветов это – журналист, член Союза журналистов России и Международной федерации журналистов (IFJ), профессор, автор бестселлеров «Журналистика: секреты успеха» и «Журналистика FULL», а также автобиографической книги «Телеграммы из детства». Ну, и одноклассник Вадима Шахновича… А что касается кругов, то широко известен именно в узких».

Читайте также КОММЕНТАРИЙ К «СЛОВУ О ПИФ-е», написанный В.И.Шахновичем по настоятельной просьбе Главного редактора журнала "Родина-Ru".

2017 г.

Об авторе: ПЕРЕСВЕТОВ Вадим Валерьевич, журналист, член союза журналистов России и Международной федерации журналистов (IFJ), профессор, автор бестселлеров «:Журналистика: секреты успеха» и Журналистика FULL», а также автобиографической книги «Телеграммы из детства». Под руководством И.Ф.Попова ходил в поход один единственный раз и его учеником никогда себя не считал.
г. Москва

Фото – В.И. Шахновича. Группа под руководством И.Ф. Попова на маршруте. Хотьково (юго-западнее ж/д моста через р.Пажа Ярославской ж.д. к юго-западу от станции Хотьково). Направление съёмки – северо-восток (видна будка поста охраны ж/д моста). Июнь 1978 г. Это первый кадр похода на городской московский туристский слёт 1978 г., о котором речь идёт в статье. Первым в колонне идёт Игорь Фёдорович Попов, вторым – автор рассказа Вадим Пересветов, далее – Оля Сапрунова и другие участники похода.


Содержание РР-3(73)-2018
 
 

 

  Куча-мала 

  Новенькое 

  Фотоальбомы 

  Туризм 

  Информатика 

  Барковы 

  ПИФ 

  Школа N 2 

  FAQ 

  О Груше 

 

 

(с) В.Шахнович. Повторная публикация оригинальных материалов сайта grusha.ru в других средствах массовой информации (в том числе - в интернет) запрещена с 01.10.2018    

Последнее обновление:
09.12.2018, 14:40