На сервере  
Экстремальный портал VVV.RU
с 29.03.2002
Рейтинг@Mail.ru
с 10.01.2002
 

© журнал «Родина-Ru» №3(73)-2018
© В.И.Шахнович

ЗЛОДЕЙ С ЧЕМОДАНОМ
или рассказ о том, как педагогика физику победила


По плану второго дня маршрута группа должна была пройти вверх по течению реки Поачйок, остановиться перед перевалом Рамзая, налегке совершить радиальный выход на вершину хребта Поачвумчорр, и, пройдя ущелье Рамзая, заночевать в верховьях реки Малая Белая. Обычный план обычного маршрута. Игорь Фёдорович Попов вёл группу по такому пути уже не в первый раз. От последних в долине зарослей кустарника, где мы ночевали, группа прошла вверх по долине около двух километров. Остановившись в том месте, где Поачйок принимает слева заметный сухой распадок, мы сбросили рюкзаки, и начали подъём на хребет. Склон, сначала не очень крутой, постепенно становился всё труднее и труднее. С непривычки было тяжело идти. Довольно крупные камни всё время покачивались под ногами, заставляя новичков терять равновесие. Попов обозвал эти камни «живыми», повеселив своих новобранцев, ещё не знавших, что это обычный походный термин. Из другого лексикона, запомнившегося именно в этот день, было ещё слово «чемодан». Если дома мы применяли его к фанерному коричневому ящику с ручкой, заклёпками и замком, то у Попова «чемоданами» называлось практически всё, что имело большой вес, форму, близкую к прямоугольной (параллелепипед, то есть «кирпич») и, как правило, некоторую несуразность общего смысла. Под это определение попадали, например, наши рюкзаки. «Чемоданами» Попов называл также своих учеников мужского пола – в отличие от девочек, которые неизменно именовались юными или добрыми феями, в зависимости от ситуации. В тот день на Поачвумчорре слово «чемодан» стало устойчиво ассоциироваться у нас с крупными или очень крупными камнями на склоне.

Фото 13. Группа «Горизонт» на вершине плато Поачвумчорр (август 1979 г.)

После нескольких часов пути мы, наконец, вышли на вершину хребта, который оказался тут совершенно плоским, и довольно широким. Вид был потрясающим! Отвесные обрывы уходили у нас из-под ног далеко вниз. Во все стороны расходились крупные долины горных рек. За долинами поднимались следующие, и ещё более далёкие хребты. Каждый из них имел свой собственный облик и неповторимые очертания. Объёмность панорамы была подчёркнута сизой дымкой, которая усиливалась по мере перевода взгляда на всё более далёкие горы. А горизонт был от нас не менее чем в 100 километрах! Конечно же, такие расстояния мы ещё не могли оценить сами, поскольку не имели никакого опыта в этом отношении. Игорь Фёдорович рассказывал и рассказывал обо всём, что можно было увидеть и понять с этого места Хибинских Тундр. Благо, погода позволяла нам получить удовольствие от увиденного. Было довольно тепло и безветренно, хотя солнце пряталось за пеленой облаков.

Проведя на вершине не менее часа, мы двинулись в обратный путь. Окрылённые своими успехами, мы довольно быстро шли вниз, пока где-то на середине склона Игорь Фёдорович не остановил нас для привала. Место было не очень удобным с точки зрения отдыха, зато отсюда, с высоты, всё ущелье Рамзая было как на ладони. Мы сидели на крупных камнях и наслаждались видами гор.

Наверное, мы сидели там слишком долго, потому что в голову кроме красоты природы начали лезть разные крамольные мысли. Одна из них не давала мне покоя ещё с самой вершины – от того места, где мы стояли над скальными обрывами. А что, если?..

– Игорь Фёдорович, а что, если большой камень поедет вниз по склону? – спросил я у руководителя.

Попов снисходительно улыбнулся, и пояснил, что несмотря на довольно большую крутизну склона (а в этом месте она составляла около 30 или чуть более градусов), камни лежат достаточно устойчиво.

– И всё-таки, – не унимался девятиклассник Вадик. – Если он поедет вниз – что будет?

Попов, кажется, немного задумался, и сказал, что если камень вдруг и поедет вниз, то очень недалеко, поскольку другие камни на склоне будут ему препятствием.

– А попробовать можно? – спросил я, и встал с «чемодана», на котором сидел во время разговора.

Игорь Фёдорович посмотрел на ситуацию снизу, вероятно оценивая расстояние до меня и других членов группы. Группа была в явной безопасности, потому что все сидели где-то недалеко от меня, сбоку или чуть выше по склону. Сам Попов оказался ниже, поскольку шёл в «походном строю» первым. Но до него было метра три-четыре вдоль склона. Оценив опытным глазом, что камень для Вадика слишком большой, и даже если и сможет сдвинуться с места, то не проедет и полуметра, руководитель дал мне своё «добро».

– Ну, попробуй, всё равно он слишком тяжёлый, и ты его не сдвинешь.

Игорь Фёдорович всегда и всё разрешал в походах своим ученикам. По крайней мере, нам тогда именно так и казалось. 25-летний туристский опыт руководителя, и разнообразные походные ситуации, которые он за эти годы успешно преодолел, давали ему право на подобные эксперименты. За такими ученическими экспериментами стоял не только огромный опыт педагога, но и точный расчёт, и великолепное чутьё старого таёжника.

Я начал толкать камень, на котором сидел, вниз. Он не поддавался – был слишком тяжёлым для хилого девятиклассника. Ко мне на помощь подскочил кто-то из мальчишек, но и вдвоём у нас не хватило сил. Внизу сидел Игорь Фёдорович, и мило улыбался... куда-то в сторону ущелья Рамзая, почти не глядя на нас.

Не учёл Игорь Фёдорович только одного. Вадик, которому было позволено сбросить вниз этот «чемодан» очень любил физику, и хотел быть учёным во взрослой жизни. А поэтому хорошо помнил все уроки и законы этой науки. Когда сил на перемещение камня не хватило, он, не задумываясь, схватил первое, что попалось под руку – то есть свой новенький альпеншток – засунул его под камень, нажал, и... «Чемодан» поехал вниз! Это был восторг! ...который через полсекунды сменился ужасом! Под камнем оказалась наклонная скальная плита, а других столь же крупных камней ниже не было. «Чемодан» начал набирать скорость прямо на сидящего внизу Попова...

Это я тут так долго всё описываю. На самом деле, всё произошло за одну- две секунды. То ли чутьём, то ли по звуку движущегося камня, то ли на характерный запах «серы» среагировал наш Игорь Фёдорович – не знаю. Но вид был и смешной, и страшный одновременно.

– Мать-мать-мать... – вполголоса забормотал Попов, одновременно приняв позу краба: из положения сидя, не вставая, на двух неестественно выгнутых назад руках и ногах, полулёжа параллельно склону, быстро-быстро перемещаясь куда-то вбок, засеменил он из-под линии движения «чемодана». Кстати, текст, который произнёс руководитель – это дословная цитата без замен и сокращений. Профессионализм был на высоте даже в этой детали его поведения.

Камень прогремел несколько метров через место, где только что сидел Игорь Фёдорович, и застрял возле следующего «чемодана».

– Ну ты это!.. Хотя бы «Камень!» крикнул бы!? В горах, когда камень падает, первый, кто это обнаружит, должен громко закричать это слово!

Нет, ну вы понимаете, что произошло? Я только что чуть не пришиб своего учителя, а он меня даже не отругал! Он меня начал учить, что и как надо делать в экстремальной ситуации.

Фото 14. Ущелье Рамзая. То самое место и тот самый момент (1979 г.), которые описаны в этой статье. И.Ф.Попов – второй слева. В.Шахнович – третий справа. Фото из архива автора статьи

Под впечатлением от произошедшего прошёл остаток дня. Мы успешно спустились на дно долины к нашим рюкзакам. Затем прошли ущельем Рамзая в долину Малой Белой. Всё это было лишь слабым фоном к истории с «чемоданом».

Прошло много лет. Никогда больше я не кидал в горах камни (совсем мелкие, размером с орех, не в счёт). И ученикам своим не разрешал. Всякий раз рассказывал им эту историю.

Сейчас, когда я пишу эти строки, я знаю, что обо всём рассказанном мог сказать (но так ни разу и не сказал мне) Игорь Фёдорович. Вот его слова, записанные в одном из педагогических дневников:
«Шахнович Вадик – злодей, что спускал на меня кирпичи на Рамзае – все свидетели! и другие 18 чел.»

И я точно знаю, что, когда он записывал эти 16 слов, в уголках его глаз пряталась хитрая улыбка. А учёным-физиком я так и не стал. Ровно через год после этого происшествия я поступил на физический факультет Московского государственного педагогического института имени Ленина.

2018 г.

Об авторе: ШАХНОВИЧ Вадим Игоревич, воспитанник детского туристского клуба «Горизонт» (руководитель – И.Ф.Попов), учитель физики, астрономии, информатики, IT-аналитик, фотограф, историк-любитель, путешественник, кандидат в мастера спорта по спортивному туризму, инструктор туризма.
г. Москва


Предыдущая статья  |  Содержание РР-3(73)-2018  |  Следующая статья
 
 

 

  Куча-мала 

  Новенькое 

  Фотоальбомы 

  Туризм 

  Информатика 

  Барковы 

  ПИФ 

  Школа N 2 

  FAQ 

  О Груше 

 

 

(с) В.Шахнович. Повторная публикация оригинальных материалов сайта grusha.ru в других средствах массовой информации (в том числе - в интернет) запрещена с 01.10.2018    

Последнее обновление:
30.12.2018, 17:51